Утилизация отходов электронного и электротехнического оборудования 2016

Research&trends: Изменилась ли структура спроса в вашей отрасли за последние год-полтора?

Артем Ермолин: К сожалению, изменилась. В связи с кризисом граждане и организации стали экономить средства на технологически правильной утилизации техники, потерявшей потребительские свойства. Так как утилизация является дотируемым бизнес-процессом, то это не могло не сказаться на отрасли. Появился новый тренд – сдавать технику не на утилизацию, а продавать ее организациям, заготавливающим лом черных и цветных металлов. То есть, вольно или невольно производители и пользователи техники, стремясь к экономии, стали больше вреда наносить окружающей среде. Особенно в явном виде это происходит при сдаче на черный металл холодильной, морозильной и климатической техники. Вещества, содержащиеся в ней, катастрофически разрушают озоновый слой.

R&T: Произошло ли перераспределение направлений маркетинговой активности на вашем рынке?

Да, произошло. Стало появляться больше компаний – конкурентов. Это обусловлено тем, что рынок, по сути, не сформирован, и новые участники пытаются занять свою нишу, думая, что утилизация – простое и прибыльное занятие. Также заметно выросла представленность компаний в торгах за государственные контракты. Стремясь заявить о себе, новые игроки рынка начинают проводить акции по сбору техники, батареек у населения. Большинство таких акций носит чисто пиаровский характер, в некоторых случая вообще непонятно, что дальше происходит с собранными отходами. Крупные сетевые ретейлеры все чаще проводят акции, аналогичные «Тотальной Утилизации». Но и тут заметно влияние экономического кризиса: на качестве подрядчиков по утилизации стараются экономить, отодвигая вопросы экологической безопасности на второй план. Бизнес стремится войти в коалицию с профильными министерствами и ведомствами для привлечения внимания к проблемам обращения с отходами, а за счет этого и к своей деятельности. Проводятся круглые столы, эко-уроки, выставки. Востребованность утилизаторами обычной рекламы уменьшилась. Многие задумались о необходимости общения с прессой, развитии коммуникаций. Ориентация – бесплатный и умный PR.

R&T: Появились ли в вашей отрасли новые технологии, которые потенциально могут вытеснить уже существующие?

Артем Ермолин: Прорывных технологий в сфере утилизации не так много. К одной из них мы имеем непосредственное отношение. Нам удалось на базе «УКО» запустить пока единственный в России завод по утилизации холодильной и климатической техники. Если до сих пор в нашей стране не существовало технологий, позволяющих на полностью улавливать фреоны и вспениватели (озоноразрушающие вещества) из холодильной и климатической техники при ее утилизации, то теперь такая технология существует. При этом, наше производство безотходное, во вторичный оборот включаются не только лом черных металлов, но и пластики, пенополиуретан. Возвращаясь к первому вопросу, хочу отметить, что мы сейчас прилагаем огромное количество усилий для разъяснений юридическим лицам, гражданам и чиновникам необходимости утилизации холодильной и климатической техники по правильным технологиям, которые на данный момент в России имеются только у нас. На данный момент создана рабочая группа по созданию справочника наилучших доступных технологий в сфере утилизации/обезвреживания отходов. По итогам этой работы будут определены новые, эффективные технологии утилизации отходов.

R&T: Ощущаете ли Вы давление со стороны компаний, работающих на смежных рынках?

Артем Ермолин: Да, ощущаем. Конкуренты ведут себя жестко, зачастую беспринципно. К сожалению, в основном в силу неграмотности или неполноты информации об особенностях утилизации отходов электронной техники, чиновники им способствуют. Мы за правильное применение технологий, которые могут обеспечить помимо коммерческой обоснованности еще и охрану окружающей среды. Согласитесь, что холодильник и мобильный телефон нельзя перерабатывать по одной технологии. Каждый должен заниматься своим делом. А в сферу утилизации пытаются войти сейчас и сервисные организации, и перевозчики, и некоторые ретейлеры.

R&T: Появились ли на вашем рынке новые сильные игроки? Если да, то можно ли говорить об изменении границ вашего рынка?

Артем Ермолин: Игроки появились. В отдельных темах и направлениях конкурировать становится все тяжелее. Но если взять узкий сегмента переработки электронных отходов – фреоносодержащей техники – то тут дела обстоят проще: завод по утилизации холодильной и климатической техники один. И он уникален. Стало быть, если опираться на закон, то в этой нише мы вне конкуренции. К сожалению, многие компании трактуют закон двояко. Да и в этом  сегменте границы подвинулись, точнее расширились. Нам пришлось войти в контакт с производителями промышленного холода, сервисными организациями, начать решать необычные логистические задачи, да и заняться непривычным для бизнеса делом – экологическим просвещением.

R&T: Изменилась ли концентрация вашего рынка? Если да, то чем это можно объяснить?

Артем Ермолин: Большинство серьезных игроков тяготеют к мегаполисам. В этом, с одной стороны, больше перспективы, но, с другой стороны, остается больше простора для периферийных компаний. Оптимальной стратегией, на наш взгляд, является создание разветвленных сетевых структур.

R&T: Изменился ли характер конкуренции за последнее время?

Артем Ермолин: Если в целом, то, наверное, нет. Но ужесточился точно. В борьбе за госконтракты появляется все больше компаний-демпингеров и компаний, аффилированных с крупными игроками рынка.

R&T: Изменилось ли поведение потребителей?

Артем Ермолин: Изменилось. В пользу экономии средств. При этом ряд зарубежных и российских компаний, давно начавший создавать себе «зеленый» имидж, стали, наоборот, усиливать его, несмотря на экономические трудности. Растет число граждан с экологическим мировоззрением, для них необходимо создавать пункты приема вторсырья и иные условия, например, для раздельного сбора мусора. Пока таких действий крайне мало.

R&T: Можно ли говорить о том, что барьер входа на ваш рынок стал выше/ниже?

Артем Ермолин: Если брать в расчет исключительно легитимные способы входа, предусмотренные законом о лицензировании, а именно техническое и технологическое оснащение компаний, то да. Сначала надо на это все потратиться, причем создание серьезной площадки для утилизации требует многомиллионных инвестиций. Беда в том, что многие компании «покупают» лицензию, а потом «торгуют» ею. То есть, оказывают сомнительные услуги, прикрываясь лицензией. При таком подходе войти на рынок легко, расстраивает, что спрос на «черных» утилизаторов начинает расти.

R&T: Какое событие, произошедшее за последний год, Вы считаете самым значимым для вашей отрасли?

Артем Ермолин: Открытие завода по переработке холодильной и климатической техники у нашей компании. Оно значимо, как для нас, так и сферы обращения с отходами в России. Необходимость решения проблем изменения климата  и борьбы с выбросами парниковых газов была обозначена, как приоритетная, президентом Владимиром Путиным. Наш завод позволяет непосредственно решать эту проблему. Ведь некоторые фреоны в 10 000 раз опаснее, чем углекислый газ. То есть один килограмм таких фреонов по своему разрушительному воздействию на озоновый слой эквивалентен 10 тоннам углекислого газа! А килограмм фреона содержится всего в 10 единицах техники.

R&T: Каких важных событий, связанных с вашей отраслью, Вы ожидали в текущем году, но они не случились?

Артем Ермолин: Сложно ответить, думаю, они еще впереди. Годом перемен для сферы обращения с отходами станет 2017 год, когда в полном масштабе начет работать принцип расширенной ответственности производителей, начнет взиматься экологический сбор, появятся региональные операторы по обращению с отходами.

Источник: Research&Trends

К списку



125493, Москва, Смольная 14, Бц "Смольный", офис:1142

© 2001—2017  Все права защищены
+7 (917) 553-53-88
Александр