Экологический сбор есть, но будет ли раздельный сбор отходов?

В этом году производители и импортёры шин, бумаги, стекла, изделий из резины и дерева, а также одежды, фотоаппаратов, компьютеров и холодильников будут обязаны платить экологический сбор либо сами утилизировать товары после того, как они выйдут из употребления. Несмотря на жёсткую критику со стороны Минэкономразвития, проект постановления Минприроды прошёл все необходимые процедуры, и на прошлой неделе Дмитрий Медведев окончательно утвердил размер ставок. Многие производители и импортёры нормально отнеслись к новым обязательствам, не смутил их и размер сбора. Вопросы и опасения вызывает другое: на что пойдут собранные деньги, будет ли, наконец, в России создана система раздельного сбора отходов и смогут ли они самостоятельно организовать переработку.

Заработать на экологию

Эксперты подчёркивают, что экологический сбор – это не штраф и не обязанность, а один из вариантов, которым могут воспользоваться производители и импортёры, выполняя свои новые обязательства.

– В России введён не экосбор, а ответственность производителей и импортёров за утилизацию продукции, утратившей свои потребительские свойства. И такую ответственность производитель может реализовать различными путями:  самостоятельно, в кооперации с другими производителями, заключив контракт со специализированной организацией, либо оплатив экосбор в бюджет. Схожая обязанность есть и в европейских странах, – объясняет директор по коммуникациям и взаимодействию с органами государственной власти ассоциации «РусБренд» Екатерина Астафьева.

– Экологический платёж – это своеобразный аутсорсинг. Если мы сами по какой-то причине не можем утилизировать товары, вышедшие из употребления, мы платим государству, и государство за эти деньги эту обязанность должно исполнить, – поясняет директор по связям с общественностью Ассоциации торговых компаний и товаропроизводителей электробытовой и компьютерной техники (РАТЭК) Антон Гуськов.

Под экологический сбор попали 36 групп товаров (перечень был утверждён ещё в прошлом году). Самые высокие ставки – на аккумуляторные батареи (33476 рублей за тонну), бытовые электрические и неэлектрические приборы, бытовую электронную технику, промышленное холодильное и вентиляционное оборудование, компьютеры (26469 рублей). Самые низкие – на аккумуляторы (2025 рублей), на изделия из бумаги и картона, канцелярские бумажные принадлежности (2378 рублей), металлические бочки и стекло (2423 рублей).

В прошлом году норматив утилизации по всем товарам был нулевым, другими словами, никто не платил экосбор. С 2016 по некоторым категориям норматив уже ненулевой

В частности, с этого года ненулевые нормативы утилизации – на бумагу, картон, бумажную и картонную тару, бумажные канцелярские принадлежности, нефтепродукты, шины, покрышки, резиновые камеры и другие резиновые изделия, на упаковку из пластмассы, пластмассовые бутылки и флаконы, стекло, металлическую тару, алюминиевые бочки и банки, аккумуляторы и аккумуляторные батареи. Производители и импортёры таких товаров обязаны будут платить экосбор уже в этом году. Экосбор за некоторые другие товары (например, бытовую электронную технику и промышленные холодильники) будут взымать, начиная с 2017 года.

По оценке Минэкономразвития, за год с бизнеса за экосбор можно будет собрать 30,3 миллиарда рублей. Согласно Федеральному закону N458-ФЗ (пункты 10 и 11 статьи 24), все эти деньги должны пойти в субъекты РФ на финансирование программ по обращению с отходами, на оплату расходов по сбору, транспортировке, обработке и утилизации отходов, а также на строительство новых объектов по переработке, утилизации и обезвреживанию отходов.

Будут ли деньги тратиться целевым образом, это ещё вопрос. Но только в этом случае от экосбора будет польза, отмечают эксперты.

Переработчики есть, а мусора нет

Сейчас главная проблема в сборе отходов, а не в переработке, подчёркивают они. Мощностей по переработке в настоящее время в принципе хватает, многие заводы даже на половину не загружены.

– Как собрать те товары, которые вышли из обращения, как их отделить от общей груды мусора и запустить во вторичный оборот? Это касается всего, не только электроники: мебели, одежды, упаковки, спортивных товаров, вообще всего на свете, кроме автомобилей, потому что по автомобилям есть отдельный закон. Ключевая проблема именно в системе создания сбора отходов. Не совсем понятно, как это будет работать. Сегодня больше вопросов, чем ответов: если их удастся уладить, то это будет эффективно, – говорит Антон Гуськов.

По мнению эксперта, организовать раздельный сбор отходов от населения должны местные власти. К этому уже всё и идёт: деньги от экосбора, по закону, будут направлены в бюджеты на местах.

– Во всем цивилизованном мире этот вопрос уже давно находится на стадии реализации: ответственность за сбор несут местные власти, то есть муниципалитеты, потому что именно на их территории формируются отходы. Они должны создать такую систему сбора, которая позволила бы сортировать отходы в зависимости от категории, после чего их можно было бы использовать повторно. Производители не могут создать такую систему сбора самостоятельно: они могут это сделать частично, но не в масштабах страны. Компания, которая производит холодильники, не может организовать сбор по всей России: расстояния у нас большие, логистика сложная, – объясняет Антон Гуськов.

По его словам, сейчас все эти вопросы обсуждаются в том числе и в Госдуме, вводятся региональные программы, разрабатываются документы по региональным операторам, но всё это пока на стадии обсуждения. Оттого, насколько всё это будет грамотно и правильно сделано, будет зависеть судьба вопроса.

Что будет с деньгами?

Несмотря на то, что в законе чётко прописано, куда и на что пойдут средства, опыт показывает, что всё может сложиться иначе.

По словам директора утилизирующей компании «УКО» Артёма Ермолина, устойчивой отрасли по переработки отходов в России нет. Есть просто разрозненные переработчики того или иного вида отходов. Для создания действительно мощных, высокотехнологичных предприятий и поддержки отходоперерабатывающей отрасли в целом нужны большие инвестиции.

– По сути, этот сбор должен помочь финансово поддержать формирующуюся отрасль. Но вопрос, будет это так или нет, на мой взгляд, все еще остаётся открытым. Несмотря на то, что Комиссия Общественной палаты РФ по экологии и охране окружающей среды недавно заявила, что экологические сборы нельзя будет тратить на посторонние нужды, и даже после того, как будет создана единая схема сбора и целевого распределения отчислений, останется риск того, что деньги осядут в бюджете, – отмечает он.

Тем более, что уже есть негативный опыт подобных сборов.

– Есть негативный опыт внедрения экологического сбора на автотранспорт. Сумма была собрана вполне существенная. В планах было собирать порядка 70 миллиардов рублей в год, и план вполне сошёлся с реальностью. Но эти деньги так и зависли в бюджете или же были перераспределены на другие нужды. Почему? Потому что не было чёткого алгоритма, на что тратить. Не была создана инфраструктура для инвестирования этих средств, – напоминает Артём Ермолин.

Заработать на мусоре можно, но не всем

Многие производители и импортёры уже начали просчитывать возможность самостоятельной переработки. Ведь зачем платить государству за то, на чём можно заработать?

– Мы прорабатываем вопрос самостоятельной утилизации отходов, но весь рынок это вряд ли покроет, только какую-то его часть. Мы сейчас смотрим, сколько это будет стоить, как это организовать. Пока окончательного решения ещё нет, но заинтересованность в этом есть, – рассказывает директор по связям с общественностью РАТЭК Антон Гуськов.

– По нашим расчётам, производителям действительно будет дешевле создать инфраструктуру для утилизации на своей базе. Или же инвестировать в её создание на базе партнера по утилизации. Также они могут заключать контракты с уже действующими утилизирующими предприятиями, тем самым поддерживая переработчиков, – говорит директор утилизирующей компании Артём Ермолин.

Впрочем, смогут ли производители и импортёры зарабатывать на вышедших из употребления товарах, пока вопрос.

– В настоящее время в законодательных актах существует сильный перекос в пользу уплаты экосбора, любые схемы по самостоятельной утилизации крайне затратные, административно сложны, в них множество правовых дыр, а по ряду продукции самостоятельная утилизация нереализуема в принципе, хотя и гарантирована законом. Тем самым профильное ведомство подталкивает нас к уплате сбора, а выбор в пользу самостоятельной утилизации остается «декларацией на бумаге», – рассказывает представитель ассоциации «РусБренд».

По словам Екатерины Астафьевой, пока что всё это напоминает «очередной вненалоговый побор с бизнеса».

– Сейчас невозможно ответить на вопрос, будет ли польза. Это покажет только правоприменительная практика. Если регулятор в лице государства не будет учитывать предложения участников индустрии, не будет системно работать над принимаемыми постановлениями по обращению с отходами, всё банально сведётся к очередному налогу на бизнес, от которого будет крайне мало пользы обществу и природе, – отмечает она.

Разумно-компромиссный побор

Что касается размера экологического сбора, то здесь мнения экспертов расходятся.

По словам Антона Гуськова, размер ставки родился в результате долгого анализа и консультаций, в том числе и с бизнесом, и сегодня является «разумно компромиссным вариантом». Сбор, с одной стороны, не создает сильной нагрузки, с другой стороны, должен каким-то образом компенсировать все эти затраты. В любом случае конечным плательщиком выступят потребители: все средства, которые будут взыматься в качестве экологического сбора, или которые производитель будет тратить, осуществляя переработку самостоятельно, будут включаться в стоимость товара.

– Это, прежде всего, нагрузка не на производителя и не на импортёра, а на потребителя.  Если это будет просто платёж, то это пойдёт в цену продукта. Если это будет самостоятельная утилизация и оборот отходов как товаров (из отходов можно получить ценные металлы, пластик, стекло – это можно продать или использовать в производстве), то затраты будут снижаться. В зависимости от того, как процесс будет налажен, будет понятно, последует ли удорожание и на сколько. Пока это неясно, – добавляет Антон Гуськов.

Директор утилизирующей компании «УКО» Артём Ермолин считает, что некоторые ставки – оптимальные, а некоторые – завышенные. К примеру, ставка экосбора на электронную, электрическую технику и оборудование – 26,5 тысячи рублей за тонну, тогда как рыночная цена сбора и переработки – от 10 до 20 тысяч за тонну. Если производители и импортёры решат самостоятельно или в партнёрстве с переработчиками утилизировать такие товары, то смогут серьёзно сэкономить.

– Некоторые ставки смутили. В утверждённых ставках экосбора есть только батареи аккумуляторные и аккумуляторы свинцовые – обычных батареек нет. Если за обычные батарейки будут брать, как за аккумуляторные, то ставка в 33,5 тысячи рублей за тонну будет вдвое ниже рыночной – 70 тысяч рублей за тонну. Значит, производителям будет выгоднее заплатить сбор, сняв с себя ответственность. А тот, кто будет должен непосредственно утилизировать собранные батарейки, не сможет найти утилизирующую компанию, которая согласится работать за такую цену. Либо это будет планово-убыточное направление, либо батарейки утилизировать будет некому, – предупреждает предприниматель.

В ассоциации «РусБренд» считают, что самостоятельная утилизация помогла бы снизить нагрузку на бизнес.

– Сбор в такой конфигурации является нагрузкой на бизнес. А любая нагрузка на бизнес закладывается в конечную цену товара. Принятые ставки довольно сложно комментировать, в отдельных категориях они невысоки, в других ощутимы. А учитывая тот факт, что правительство имеет право ежегодно пересматривать ставки экосбора, в будущем стоит ожидать еще более ощутимого влияния экосбора на конечную цену продукции, – говорит Екатерина Астафьева.

– Развитие систем самостоятельной утилизации импортёрами и производителями совместно с другими участниками рынка обращения с отходами могло бы в будущем снизить издержки бизнеса. Но для этого требует устранить многочисленные правовые пробелы и нестыковке в уже принятом экологическом законодательстве, – добавляет эксперт.

Директор Ассоциации переработчиков электронной и электро-бытовой техники Владимир Комиссаров, наоборот, считает, что экологический сбор очень низкий. По его мнению, он никак не отразится на конечной стоимости товаров.

– Сумма экологического сбора не может существенным образом повлиять на розничную цену товаров. Потому что сумма, которую придётся платить производителям и импортёрам, если они сами ничего не будут собирать и перерабатывать, не будет превышать полпроцента от стоимости изделия – это для самых тяжёлых видов оборудования типа холодильника. Для мобильных телефонов это будут вовсе доли процентов. Сумма сбора зависит от вида товара и от стоимости, но в любом случае максимальная доля экологического сбора от стоимости товара будет порядка половины процента, не более, – резюмирует эксперт.

Источник


К списку



125493, Москва, Смольная 14, Бц "Смольный", офис:1142

© 2001—2017  Все права защищены
+7 (917) 553-53-88
Александр