Артем Ермолин: точка зрения на развитие реформы обращения с отходами

Генеральный директор УКО Артем Ермолин предложил для обсуждения свою точку зрения на развитие реформы обращения с отходами в России.

Уважаемые коллеги!

Ознакомившись с проектом Доклада о регулировании в сфере обращения с твердыми коммунальными отходами, подготовленном Рабочей группой по выработке предложений по совершенствованию существующих и разрабатываемых НПА в отрасли обращения с отходами, имею сообщить следующее. С предложениями по совершенствованию существующих и разрабатываемых НПА согласен. Особо подчеркну, как представитель бизнеса, что риск криминализации на региональном рынке обращения с отходами велик. Причем, на мой взгляд, этот риск, в частности, заложен и в Порядке проведения торгов на оказание услуг по сбору и транспортированию твердых коммунальных отходов. Так как для этой сферы предлагается устанавливать долгосрочные тарифы, а приведенная стоимость услуг регионального оператора по организации деятельности по обращению с твердыми коммунальными отходами является значимым критерием при его отборе, то все следующие торги по выбору субподрядных организаций будут идти на понижение от заранее определенной регоператором цены. Таким образом «игра на понижение» будет двойной. В результате конкуренции субподрядных организаций может сложиться ситуация, что цена на услуги, заявленная победителем, будет не соответствовать реальной стоимости услуг. И перевозчики начнут искать способы экономить, в первую очередь, на качестве оказываемой услуги. Это может привести как к увеличению несанкционированных свалок, так и к срыву самой системы вывоза мусора из жилого сектора. На мой взгляд, необходимо определить в соответствии с региональными особенностями минимально допустимую стоимость услуг по транспортированию ТКО, за которую участникам торгов опускаться нельзя. Плюс, основание для проведения торгов: «В зоне деятельности регионального оператора образуется более 30 процентов твердых коммунальных отходов (по массе отходов), образующихся на территории субъекта Российской Федерации», - считаю слабым. Исключать возможность коррупционных рисков на региональном уровне нельзя. Коррупция может возникать, как на связке «региональный оператор-оператор (подрядная организация)», так и на связке «региональный оператор-администрация региона». Становясь собственником более 30% отходов в регионе, регоператор вряд ли будет стремиться отдавать на субподряды «простые» районы. В основном на субподряды не приближенных к местной власти компаний будут уходить удаленные от мест захоронения или переработки районы, сельская местность, рентабельность работы в которых невелика, а при заниженных ценах на выполнение услуг и вовсе отсутствует. При этом за невыполнение или некачественное выполнение услуги субподрядчика впрямую ответственность регоператора не прописана. Для сельской местности проекты разрабатываемых НПА вообще мало подходят. Во многих из них система сбора ТКО вообще не разработана, жители села не привыкли платить за вывоз отходов. Плюс, малая плотность населения, удаленность от мест захоронения и переработки, а в результате – дорогая логистика. Поэтому для районов с малой плотностью населения, сельской местности необходимо разрабатывать, на мой взгляд, специальные правила обращения с отходами. Учитывая выше сказанное, считаю, что необходимо сформировать требования к лотам, выставляемым на торги, чтобы малорентабельные районы были скомпенсированы рентабельными, а лоты между собой были более-менее равноценными по критерию «трудозатратность-прибыль». При этом считаю, что условием проведения торгов должно быть наличие в «руках» регоператора более 15% отходов в крупных регионах, и более 25% в малых.

Или же, что равнозначно, риск монополизации рынка можно минимизировать, прописав в НПА обязанность регоператора иметь определенное количество субподрядов (не менее 70% или как вариант 50%) от количества образующихся ТКО. Этим можно дополнить пункт 7 предложений в файле «НБПО_Прилож 2_Изменения НПА в сфере обращения ТКО 20160208», который был представлен для рассмотрения.

В пункт 8 вышеуказанного файла стоит обозначить необходимость выделения из группы электрических и электронных отходов отдельно группы холодильной, климатической и морозильной техники, так как они содержат озоноразрушающие вещества (фреоны), нуждающиеся в переработке по отдельным технологиям. Так как предприятие, владеющее ими, единственное в России (этот проект реализует наша компания во взаимодействии с ЮНИДО и Минприроды РФ), то необходимо также разработать правила сбора и логистические схемы отправки фреоносодержащих отходов на перерабатывающее предприятие. Отмечу, что в проекте Правил обращения с твердыми коммунальными отходами отдельно приведены правила сбора электронного оборудования. В проекте правил указывается, например, что электронное оборудование будут принимать на спецплощадках, определенных в территориальной схеме обращения с отходами. Но довести холодильник до спецплощадки не каждый сможет сам. С другой стороны, холодильник можно отнести к крупногабаритным отходам, а для них предлагается организовывать вывоз по заявке собственников регоператору по обращению с отходами. Это могло бы упростить во многом сбор техники. Касаемо доставки собранной по всей территории России фреоносодержащей техники на завод по утилизации холодильной и климатической техники, расположенный в Дмитровском районе Московской области, возможно, будет удобно использовать железные дороги. Этот вариант в настоящий момент просчитывается нашей компанией. Если этот способ доставки будет определен как приоритетный, то, учитывая необходимость недопущения глобального потепления, будет необходимо инициировать совместно с РЖД специальные льготные тарифы на перевозку фреоносодержащих отходов.

Еще один крайне важный нюанс – 458-ФЗ в части ответственности производителей/импортеров за отработавшую свой срок эксплуатации произведенную/ввезенную технику предполагает, в том числе схему самостоятельной реализации ответственности путем сбора и утилизации техники, входящей в специальные перечни. Также уже установлены нормативы. Сейчас введен мораторий в виде нулевых процентов по сбору, но с 2017 года по большинству номенклатур норматив сбора электронных отходов будет равен 5%. В условиях недосформированного рынка обращения с электронными отходами это достаточно много. К сожалению, нигде, ни в каких НПА не прописан контроль за процедурой и подлинностью данных, которые могут заявлять производители/импортеры, ссылаясь на компании, занимающиеся сбором и утилизацией электронного лома. Это может привести к полной криминализации рынка путем фальсификации данных. Также это лишает компании, имеющие инфраструктурные возможности по сбору и реальные технические возможности по утилизации, конкурентных преимуществ перед аффилированными с производителями/импортерами утилизирующими компаниями или существенно повышает риски коррупции в этом сегменте рынка в целом. Необходимо продумать комплекс мер, включая фото-видео документирование процессов приемки/утилизации техники. Хотя и это не является панацеей от фальсификации, например, повторных съемок обращения с одной и той же единицей техники и пр. Как вариант, возможно ввести жесткий порядок конкурсного отбора для организаций, работающих на этом поприще.

В дальнейшем готов более плотно и оперативно включаться в процесс обсуждения проектов документов, регулирующих сферу обращения с отходами, особенности в части, касающейся электронных и электротехнических отходов.

С Уважением,
Генеральный директор ООО «УКО» А.В. Ермолин

Источник: ProWaste

К списку



125493, Москва, Смольная 14, Бц "Смольный", офис:1142

© 2001—2016  Все права защищены
+7 (926) 838-84-31